?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Л.Н. Юровский о регулировании денежного обращения - 1925 год
melnikov_alex

Регулирование денежного обращения

О денежной реформе в течение последнего года писалось и говорилось так много, что трудно возвращаться к этой проблеме в общей её постановке. То обстоятельство, что в существовавших условиях реформу едва ли можно было провести удачней, чем это было сделано, как будто вызывает уже мало сомнений. Анализ цен и анализ курсов иностранной валюты за истекший промежуток времени показывает, что достаточно устойчивую валюту удалось создать и если принять во внимание, что восстановление финансового хозяйства началось лишь с самого конца 1921 года, то в этом достижении нельзя не видеть огромного успеха. Было бы бесполезно и скучно  снова доказывать это, возвращаясь к тем спорам  и темам, которые были актуальны и жгучи около года назад и представляют в настоящее время только исторический интерес.

Нам кажется поэтому, что славословие прошедшему было бы в данном случае плохим способом чествования. Достоинства юбиляров – казначейского билета, серебряной монеты и медных монет – несомненные и общепризнанны. Мы позволяем себе в силу этих соображений взять для юбилейной статьи одну из сторон нашей политики денежного обращения, которая выявилась в достаточной мере лишь в последние месяцы и не получила ещё достаточно полной оценки.

Наша денежная единица представлена бумажными деньгами, но выражена в золоте. Медь и серебро связаны с государственными казначейскими билетами постановлением закона, казначейские билеты связаны с червонцем мероприятиями банковой и казначейской политики, червонец обеспечен золотом и соответствующими  золоту иностранными валютами, и курс червонца поддерживается и стоит на уровне того золотого паритета, который существовал бы в случае, если бы банковый билет, носящий название червонца, был разменен на золотую монету того же наименования.

Но банкнота пока неразменна на золото. И если даже на банкноту можно купить золото или иностранную валюту, то всё же ни золота, ни иностранной валюты свободно вывозить за границу нельзя. И если бы даже можно было свободно вывозить золото и переводить за границу иностранную валюту, то на них нельзя было бы свободно ввозить товары в силу существования монополии внешней торговли. Естественно, что все эти обстоятельства создают совершенно особую обстановку и вызывают необходимость регулировать наше денежное обращение иначе, чем это делается в условиях иной экономической системы.

В частнокапиталистическом хозяйстве при золотом обращении в чистом виде, т.е. при разменности банковых билетов на золото, регулирование денежного обращения происходит автоматически и в стихийном порядке и совершается так, как это в основных чертах было вполне правильно описано ещё классиками-экономистами. В случае недостаточного по состоянию товарного оборота выпуска банковых билетов товарные цены падают и становятся низкими в сравнении с ценами на мировом рынке. Это препятствует ввозу товаров и поощряет их вывоз. Торговый баланс страны становится активным и золото приливает в страну. Золото чеканится и превращается в деньги. Количество денег увеличивается и цены начинают повышаться. Обратное происходит в случае чрезмерного выпуска банковых билетов, т.е. начала инфляции. Цены возрастают. Сокращается вывоз товаров и увеличивается их ввоз. Торговый баланс становится пассивным, и для оплаты заграничных товаров приходится вывозить золото за границу. Чтобы получить это золото, держатель банкового билета обращается в эмиссионный банк и требует обмена банкноты на металл. Банкноты изымаются т.о. из обращения, излишки денег постепенно исчезают, и это обстоятельство вместе с ввозом иностранных товаров возвращает цены к более низкому уровню. Такова схема. На практике она может осложняться многими привходящими обстоятельствами. В основе своей она тем не менее верна и объясняет многие явления денежного обращения и внешнего товарооборота в условиях золотого обращения и свободы внешней торговли.

У нас существуют иные условия, и изложенная схемы к современному советскому хозяйству неприложима. Но потребность в регулировании денежного обращения имеется налицо в советском хозяйстве, как и во всяком другом. Нам также, как и всякому государству, необходимо иметь механизм, предотвращающий как избыток, так и недостаток денег в народном хозяйстве, т.е. как инфляцию, так и дефляцию. В чём же заключается действующий в Советском Союзе механизм?

Прежде всего в том, что эмиссия банкнот Госбанка регулируется кредитными планами, которые подвергаются тщательному обсуждению и которые периодически составляют как для наших банковых кругов, так и для всех остальных хозяйственных предприятий и учреждений злобу дня. Эмиссия банковых билетов регулируется, конечно, кроме того, ещё и текущей работой Госбанка, проверкой его органами предъявляемых к учёту векселей и притоком на текущие счета кредитных учреждений тех свободных денежных средств, которые в данный момент оказываются излишними в торговом обороте. Но это регулирование, в том или другом виде существующее повсюду, является недостаточным. Это есть как бы только внутреннее регулирование. Совершенно также, как и другим странам, нам необходимо ещё и регулирование внешнее, т.е. стоящее в связи с внешней торговлей, с внешним движением товаров, золота и иностранной валюты.

Те мероприятия в области внешней торговли, которые были приняты в течение последних месяцев 1923 и начала 1924 годов, были важными и интересными образцами такого регулирования. Необходимо поэтому оценить их значение с точки зрения нашего денежного обращения.

Последний основной импортно-экспортный (на 1924-25 год) обещал избыток вывоза над ввозом, т.е. активный торговый баланс и приток в страну иностранной валюты. Это было хорошо с точки зрения увеличения валютного обеспечения червонца и укрепления его курса на иностранную валюту. И на этом можно было бы успокоиться, если бы единственной задачей денежной политики была забота о курсе. Однако, у нас есть ещё другая задача – забота о ценах. План внешней торговли требовал проверки ещё и с этой стороны.

А анализ нашей экономической жизни с этой точки зрения показывал, что, несмотря на ту осторожность, которую Госбанк всегда настойчиво стремился проводить в своей эмиссионной деятельности, к осени 1924 года налицо имелись признаки инфляции, т.е. избытка денег в обороте. Мы не можем посвятить здесь много места этому явлению. Но достаточно указать на разницу между отпускными ценами трестов и розничными ценами не в одной только частной, но и в кооперативной торговле, на хвосты перед розничными магазинами трестов, на борьбу, которую пришлось вести с тенденцией к повышению хлебных цен, чтобы отметить важнейшие симптомы инфляции.

С инфляцией можно было бороться путём сокращения эмиссии Госбанка вплоть до изъятия из обращения части выпущенных уже червонцев в порядке уменьшения кредитов. Но в существовавших условиях это был неприемлемый путь, который ударил бы больно по промышленности, по торговле, мог повести к сокращению товарооборота и к самым болезненным явлениям в народном хозяйстве. Необходимо было найти другие пути.

Мы уже указали выше, что при свободном размене банковых билетов на золото и при свободе внешней торговли народное хозяйство стихийно нашло бы эти пути в предъявлении к обмену на золото банкнот, в вывозе золота за границу и ввозе товаров. При нашей хозяйственной системе аналогичные меры должны были быть приняты и были приняты в порядке государственного регулирования внешней торговли.

Что было сделано? Был увеличен, и притом весьма значительно, импортный план. Сверх того, что было предусмотрено основным планом, постановлено было ввезти пшеничную муку, сахар, хлопок, пряжу, мануфактуру, выделанные кожи, сельскохозяйственные машины, инструменты, писчебумажные принадлежности и проч. Это означало, во-первых, что на рынке должны были появиться новые товары, т.е. что должны были понизиться цены и расшириться торговый оборот. Вместе с тем это означало ещё и другое.

Дополнительный импорт финансируется Наркомфином и Госбанком. На него расходуются некоторые запасы иностранной валюты. Товар, привезённый из-за границы, реализуется на червонцы и рубли, которые притекают в кассу Госбанка при погашении ссуд, уменьшая, т.о., количество денег, выпущенных в обращение. Излишки денег снимаются с рынка. Но это делается не путём сокращения кредитов, открываемых в советской валюте, а путём открытия наряду с этими кредитами ещё других кредитов в иностранной валюте для финансирования новых импортных операций. Само собой разумеется, что всё это мероприятие было возможно  лишь постольку, поскольку в распоряжении Госбанка имелось достаточное количество золота и иностранной валюты. Но это не меняет смысла и значения самого мероприятия. Госбанк мог кредитовать в червонцах нашу промышленность и торговлю в тех размерах, в которых он это сделал лишь потому, что расширением финансирования импорта он обеспечил успешный обратный приток в его кассы червонцев. 

Мы считали необходимым остановиться на этой стороне нашей денежной и валютной проблемы, потому что она ярко выявилась в течение последнего полугодия и потому что к тому принципу регулирования, использование которого здесь описано, придётся, наверное, возвращаться и в будущем. И вместе с тем в годовщину денежной реформы может быть нелишне отметить на частном примере, с какою сложной работой связаны её укрепление и развитие достигнутых уже результатов. 

Л.Юровский, «Финансовая газета», 22 февраля 1925 года, № 44, с.2